Поиск по сайту


       



Пуссен Никола Poussin Nicolas

1594, ЛезАндели - 1665, Рим
считавших Пуссена своим соперником. В конце 1642 Пуссен возвращается в Рим. Он поехал туда за своей женой, но в душе был уверен, что больше не вернется во Францию. Смерть Ришелье и короля укрепила его в этом решении. Хотя поездка в Париж стала провалом, Пуссен укрепил отношения с французскими коллекционерами, которые стали его основными заказчиками. Для самого знаменитого из них, Поля Фреара де Шантелу, бывшего секретаря Сюбле де Нойе, Пуссен написал несколько писем, живо воссоздающих образ художника. Второе пребывание в Риме. Христианство и стоицизм. В течение десяти лет, проведенных Пуссеном в Риме после поездки в Париж, он стал одним из ведущих европейских живописцев. Он исполняет серию картин, считающихся шедеврами и два века спустя. Среди них повторение серии <Семи таинств> для Шантелу (между 1644 и 1648, собрание графа Сазерленда, картины хранятся в Нац. гал. Шотландии в Эдинбурге). Здесь еще больше усиливает торжественность, присущая первой серии. Монументальные композиции построены на строгой симметрии и прекрасном чувстве пространства; фигуры подобны торжественным мраморным статуям; краски прозрачны и даже жестки; жесты экспрессивны, все ненужное отброшено. Концепция серии также оригинальна. Пуссен трактует сюжеты согласно доктринам и литургии раннего христианства; в этом ему помогли его друзья, римские ученые, а также изучение саркофагов и вновь открытых росписей катакомб. Эти торжественные композиции продолжаются в серии картин, вдохновленных греко-римской культурой и в особенности стоицизмом. Приверженность Пуссена этой философии отражается в его письмах и в его образе жизни. Он пишет картины на сюжеты <Жизнеописаний> Плутарха ( <Перенесение тела Фокиона>, Великобритания, собрание Плимут; <Пейзаж со вдовой Фокиона>, Великобритания, собрание Девоншир) и на темы высокой морали, заимствованной у античных авторов ( <Завещание Евдамида>, Копенгаген, Гос. художественный музей). Как и многие его современники, Пуссен без труда примиряет этику стоиков с христианской доктриной. Пейзажи. В 1640-е Пуссен открывает красоту природы. До этого пейзаж был для него только фоном для фигур, хотя и помогал раскрыть тему. Отныне же пейзаж приобретает особое значение. Иногда, как в двух картинах, иллюстрирующих историю Фокиона, почти скульптурная торжественность деревьев и классический город на дальнем плане подчеркивают величие героя. В <Пейзаже с Диогеном> (Париж, Лувр) пышно разросшаяся зелень выражает идеал философа, считавшего природу основой жизни. В мистическом <Пейзаже с человеком, убитом змеей> (Лондон, Нац. гал.) нет ярко выраженной темы, но пейзаж отражает таинственные силы природы, более сильные, чем человек. Это чувство тайны и огромной силы природы является характерной чертой пейзажей Пуссена, написанных в последние годы^ жизни художника. В <Пейзаже с Орионом> (НьюЙорк, музей Метрополитен) гигант Орион кажется меньше огромных дубов. Пуссен размышлял над цикличным развитием природы. Его аллегории навеяны сочинениями поэта и философа Томмазо Кампанеллы, что видно в картинах <Рождение Вакха> (Кембридж, Массачусетс, Художественный музей Фогг)

Дата публикации: 24-7-2010
Прочитано: 1025 раз
-  3  -
[<]1 | 2 |  3  | 4 | 5[>]