Поиск по сайту


       



Пуссен Никола Poussin Nicolas

1594, ЛезАндели - 1665, Рим
и <Аполлон и Дафна> (Париж, Лувр). В поздних картинах Пуссен вдохновлялся сочинениями античных стоиков, которые трансформировали греческие и римские мифы в аллегории природы, предвосхищая ренессансный символизм. Позднее творчество. Эти аллегорические пейзажи (к которым принадлежат также <Пейзаж с Полифемом>, СанктПетербург, Гос. Эрмитаж, и <Пейзаж с Гераклом>, Москва, Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина) являются самыми волнующими из последних произведений художника. Позднему творчеству Пуссена принадлежат также и религиозные сюжеты. В некоторой мере они продолжают работы 1640-х, но отличаются от них холодной отстраненностью и спокойной монументальностью ( <Св. Семейство>, СанктПетербург, Гос. Эрмитаж; <Смерть Сапфиры>, Париж, Лувр; <Отдых на пути в Египет>, СанктПетербург, Гос. Эрмитаж). <Времена года> (Париж, Лувр), написанные для герцога Ришелье в 1660-1664, синтезируют в себе все элементы позднего стиля художника. Общий план показывает красоту природы; библейский сюжет сочетается со средневековыми категориями и античной мифологией, так, в <Весне> изображен Аполлон вместе с Богом-отцом: виноградные гроздья символизируют в <Осени> как Вакха, так и кровь Христа. Пуссен пользовался уважением среди художников, но его не любили и у него не было последователей. Его упрекали в тяжелом характере ( <Автопортрет>, Париж, Лувр) и в резкости отзывов о других художниках. Он жил как отшельник, изолированный от римского общества, посещая только нескольких близких друзей и полностью отдаваясь творчеству. В отличие от своих современников, он никогда не пользовался помощью учеников и не имел мастерской. Он развивал свой стиль в направлении, отвечающем его собственным вкусам и вкусам наиболее близких почитателей. Но этот стиль противоречил римским вкусам того времени. Критика Пуссена. В Париже, и в частности в Кор. Академии живописи и скульптуры, имя Пуссена стояло вторым после имени Рафаэля. Он служил образцом для молодых живописцев, а его работы были темами споров о природе искусства. Однако Лебрен и его коллеги не осознавали реальной ценности его поздних произведений. Но вскоре культурная ситуация изменилась. Защитники цвета, противопоставленного рисунку, в споре <древних> и <современных> оспаривали превосходство Рафаэля и Пуссена и превозносили Рубенса и венецианских колористов. Около 1700 парижские художники, за исключением маловыразительных Никола Коломбеля и Франсуа Вердье, приняли концепцию, противоположную идеалу Пуссена. В XVIII в. французская критика превозносила Пуссена, но художники игнорировали его уроки, и в эпоху Фрагонара и Буше его влияние было очень невелико. Однако в конце века, с изменением вкусом, отношение к искусству Пуссена также изменилось. Вьен и его ученик Давид признали его гений. Среди художников следующего поколения Энгр называл его одним из своих богов. Несмотря на споры классицистов и романтиков, Делакруа восхищался Пуссеном и посвятил ему одно из своих лучших эссе. Последователи Энгра также почитали Пуссена, но более сильное влияние он оказал на Дега и Сезанна. Они стремились не подражать ему,

Дата публикации: 24-7-2010
Прочитано: 1106 раз
-  4  -
[<]1 | 2 | 3 |  4  | 5[>]