Поиск по сайту


       



Рембрандт Харменс ван Рейн Rembrandt Harmensi van Rijn

1606, Лейден - 1669, Амстердам
ЖакмарАндре) и <Симеон во храме> (1631, Гаага, Маурицхёйс), отличающиеся почти натуралистическим реализмом и чарующим видением. До сих пор никогда еще светотень не трактовалась с такой тонкостью и непринужденностью, совсем другой, чем у Караваджо. Хотя в XVII в. репертуар исторического живописца не ограничивался лишь повествовательными картинами и включал в себя также, помимо портрета, различные экспрессивные фигуры, Рембрандт уже в своих ранних произведениях развил эти живописные упражнения. Его врожденное стремление к психологизму, исключительная виртуозность его техники, сразу же поразившая современников, и, наконец, реалистичность и экспрессивность его картин соответствовали этим сюжетам. Но в отличие от своих современников, Рембрандтвплоть до живописности <нищих> в духе Калло, гравюрам которого близки многие из его ранних гравюр, повлиявших, в свою очередь, на ван Остаде, - более напряжен, менее повествователен и <добродушен>, более правдив. В сущности, те же самые методы применяются им в трактовании истории и повседневной жизни. По точному замечанию X. Герсона, для Рембрандта <история обладала современностью жизни, а жизньдостоинством истории>. Уже в лейденский период в его творчестве появились многочисленные <философы> или <медитирующие апостолы> в полутемных, но всегда тектоничных интерьерах ( <Портрет ученого>, Лондон, Нац. гал., и СанктПетербург, Гос. Эрмитаж; <Апостол Павел в темнице>, 1627, Штутгарт, Гос. гал.; <Иеремия>, 1630, Амстердам, Гос. музей; <Св. Анастасий>, 1631, Стокгольм, Нац. музей). Но его излюбленные жанрыэто непринужденные автопортреты (музеи в Касселе, Стокгольме, Мюнхене, Ливерпуле, Бостоне) и небольшие этюды голов стариков и старух с выразительными морщинистыми лицами; моделями этих портретов часто служили родственники и близкие художника ( <Старик в колпаке>, Гаага, Маурицхёйс; <Мать художника>, Виндзорский замок; <Офицер с золотой цепью>, Чикаго, Художественный институт). Следует отметить, что в течение всего удивительного лейденского периода Рембрандт работал в тесном сотрудничестве или даже в одной мастерской с молодым лейденским живописцем Ливенсом, не менее виртуозным, однако впоследствии не оправдавшим надежд. В этот период манера Ливенса была столь близка Рембрандту, что трудно понять, кто из двух художников оказывал влияние на другого (можно вспомнить, например, загадочный <Пир Ирода> из музея Роли, приписываемый поочередно то одному, то другому мастеру). К тому же оба живописца учились у Ластмана. Понятна и известная параллель, проведенная между ними в незаконченной <Автобиографии> К. Хёйгенса (ок. 1629-1631, опубликована лишь в 1891). Эта книга является основным документом о первых шагах Рембрандта в искусстве и подтверждает рано пришедшую к нему известность. Кроме того, она свидетельствует об особой благосклонности, которой пользовалась в XVII в. историческая живопись. Если преимущество Ливенса заключается во внешней красивости и монументальности, то Рембрандт не знает себе равных в психологизме, который он придавал своим картинам. Если Ливенс был замечательным мастером портрета, то Рембрандт прославился благодаря той жизненности, которую он вводил в исторические сюжеты. Если Ливенс писал

Дата публикации: 10-6-2010
Прочитано: 2540 раз
-  2  -
[<]1 |  2  | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8[>]