Поиск по сайту


       



Неоклассицизм

Живой интерес к греческой и римской античности
более манерной и вычурной интерпретации античности. Об этом свидетельствует легкая элегантность портретов ( <Мадам Рекамье>, 1800, Париж, Лувр). В произведениях, созданных за границей, особенно во время ссылки в Брюсселе после Реставрации, художник отходит от мужественного стоицизма своего революционного классицизма и обращается к классицизму рококо, излюбленному стилю его учителя Вьена. Вновь немного вялая и сладострастная Венера вытеснила Минерву и Марса среди затянутых дымкой силуэтов и едва намеченных деталей. Эта склонность к вычурности еще более усилилась у учеников Давида. Они тоже отказались от воинственного и доблестного жанра революционных лет и переиначили давидовские принципы в утонченной и рафинированный стиль, в котором зачастую проступает оттенок романтизма. Уже на Салоне 1793 АннЛуи ЖиродеТрио- зон представил картину <Эндимион> (Париж, Лувр), представлявшую собой забавную интерпретацию классической истории Эндимиона. Вероятно, она заимствована из декора саркофага, поскольку единственный источник света на картинемолочный свет луны, придающий персонажам рельефность с размытыми контурами, что наряду с мраморноподобными линиями производит впечатление холодного эротизма, которое столь часто встречается в неоклассицистической живописи и скульптуре. Такие работы, как <Эндимион>, принадлежат таинственному лунному миру, который открывается нам и в произведениях современника (но не ученика) Давида, ПьераПоля Прюдона. Его изящные и меланхоличные работы близки и неоклассицизму и романтизму. Этот пример доказывает, насколько зыбки границы между этими двумя противоположными течениями. Растущее очарование таинственных дальних стран должно было ввести в давидовский круг темы романтической экзотики. Доказательством этому может служить картина Жироде <Смерть Аталы> (Салон 1808; Париж, Лувр), вдохновленная патетическим рассказом Шатобриана о жизни христиан у американских индейцев. Следует упомянуть также работу <Дидона и Эней> (Салон 1817; Париж, Лувр), созданную ПьеромНар- сисом Гереном, учеником ЖанаБатис- та Реньо, главного соперника Давида. <Примитивы> и Энгр. Усилия Давида, направленные на очищение стиля и достижения простоты греческого искусства, неожиданным образом нашли отзвук в творчестве его самых молодых и мятежных учеников. Их называли <примитивами> или <бородачами>. Под руководством Мориса Кэ они обращались, по крайней мере в теории, к самым архаичным формам греческой литературы и искусства. Их радикальная концепция проявилась, в частности, в творчестве Ф. Жерара, картина которого <Амур и Психея> (Салон 1798; Париж, Лувр) представляет собой манерную стилизацию с плоскими и гладкими поверхностями и неоклассицистической анатомией. Ту же концепцию мы видим и в работах Ж.-О.-Д. Энгра. Его первые полотна ( <Венера, раненная Диомедом>, ок. 1802; Базель, Художественный музей; <Зевс и Тефида>, 1811, Эксан-Прованс, музей Гране) напоминают плоские и линейные картины Флаксмена и греческие вазы. Но у Энгра эта эстетика обогащена мощным смешением точности деталей с чувственностью, впоследствии легко перешедшей

Дата публикации: 18-7-2010
Прочитано: 3685 раз
-  6  -
[<]1 | 2 | 3 | 4 | 5 |  6  | 7 | 8[>]