Поиск по сайту


       



Романтизм

Трудности в определении романтизма
остался верен академическому идеалу исторической живописи; его творчество антропоцентрично, он показывает человека в различных исторических, географических, мифологических и аллегорических контекстах. Тёрнер, грубый, одинокий и независимый, прибегает к образу человека только для того, чтобы подчеркнуть свое видение природы (серия вариаций на темы Клода Лоррена, прославление сил природы, бури, восхода солнца, скорости и огня). Тёрнер и Делакруа получили традиционное образование. Делакруа учился у Герена и в молодости испытал влияние Гро, Жерико и Бонингтона. Его первое произведение, представленное на суд публики - <Ладья Данте>, 1822, Париж, Лувр) - близко Жерико и соответствует традиции трагической эпопеи, такой, как ее определил Давид. Второе произведение - <Резня на Хиосе> (1824, там же) - классическое по конструкции и посвященное современному сюжету, тем не менее полностью порывает с прошлым в трактовке цвета и фактуры, которая становится легкой, текучей и красивой. Эти изменения часто связывают с влиянием таких английских художников, как Констебль и Лоренс, произведения которых Делакруа видел в Салоне 1824. В действительности Делакруа сочетает прозрачность Бонингтона с витальностью Рубенса, картины которого он часто копировал. Но его самое рубенсовское и, соответственно, самое романтичное произведение - <Смерть Сарданапала> (1827, там же) выявляет ослепительное и любопытное сочетание пафоса и садизма, двух основных качеств художника. После этого он отошел от романтической модели в сторону классического вдохновения и вернулся к великим традициям живописи XVII в. Тем не менее он сохранил интерес к романтической литературе до конца жизни, выставив картину <Воспитание Ребекки> (там же) в Салоне в 1859, то есть уже после завершения романтической эпохи. Вместо традиционного итальянского путешествия Делакруа отправился в Англию (1825), в Марокко (1832), а затем во Фландрию и Голландию. Поездка в Марокко повлекла за собой значительное изменение в стиле художника, освободив его от тирании средиземноморского идеала и придав его колориту больше блеска и глубины. Воспоминания об этой поезаке вдохновили Делакруа на создание такого шедевра, как <Алжирские женщины> (1834, там же). Марокканские впечатления были столь сильны, что проявились даже в изображениях античных богов и героев, украшавших библиотеку Бурбонского и Люксембургского дворцов. Кроме того, они позволили художнику более свободно интерпретировать традиционные сюжеты ( <Правосудие Траяна>, 1840, Руан, Музей изящных искусств). Конец его жизненного пути ознаменовался большими ансамблями, созданными по заказу правительства для украшения Бурбонского и Люксембургского дворцов, Лувра и Отельде-виля. Вершиной этого периода стала роспись в капелле СентАнж ц. СенСюльпис, исполненная в духе Рафаэля и Тициана. Делакруа был не только самым великим французским художником-романтиком, но замечательным писателем. Его статьи о других художниках (в особенности о Гро) предвосхищают Бодлера; они раскрывают нам его личность,

Дата публикации: 2-7-2010
Прочитано: 1542 раз
-  7  -
[<]1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |  7  | 8[>]