Поиск по сайту


       



Экспрессионизм

Направление в живописи, развивашееся в период с конца XIX в.
полностью заменяет теперь уравновешенные и простые формы довоенного времени. Появившиеся в 1923- 1924 пятьдесят офортов о войне составили наиболее полный и неумолимый документ об этом конфликте, надолго исчерпав источник вдохновения ( <Раненый, возвращающийся в тыл>). Эволюция Гросса шла еще быстрее. Член берлинского клуба дадаистов, считавший карикатуру своим главным и самым мощным оружием, художник был увлечен политической борьбой, приведшей его к созданию новых средств выразительности. Бекман постепенно придавал своим композициям все больше статики, яркой и, одновременно, холодной ( <Танцы в БаденБадене>, 1923, Мюнхен, частное собрание). Аналогичную эстетику принял и Карл Хофер, изображавший бродяг, грустных клоунов, живущих в абстрактной вселенной, лишенной жизни, наподобие Веймарской республики ( <Циркачи>, около 1922, Эссен, музей Фолькванг). Графика Кете Кольвиц и Эрнста Барлаха придали той эпохе особый колорит. Долгий путь через рисунки и гравюры привел Кольвиц от символистского реализма конца XIX в. к экспрессионизму ( <Вдова>, около 1922-1923, ксилография). Барлах, творчество которого отмечено влиянием готической скульптуры, подвергался преследованиям нацистов за пессимизм его народных типажей ( <Пожилая женщина с тростью>; <Косарь>, 1935, рисунки). Но в первые годы своей карьеры эти художники еще принадлежали искусству XIX в. Новый феномен, такой, каким его осознали в 1924-1925, заключался в отходе от экспрессионизма в пользу так называемой Новой вещественности ( ), или Магического реализма, стилистически полностью противоположного экспрессионизму. Во главе этого нового направления встали Дикс, а затем Бекман и Гросс. Этому искусству факта отвечало и появление в Германии сюрреализма, который в какойто степени стал играть теперь ту же симптоматичную роль, что и экспрессионизм до 1914. Бельгия. С возвращением в Бельгию после войны художников латемского кружка, движение экспрессионизма приобрела еще большую сплоченность. Брюссельский журнал и гал. покровительствовали <фламандскому экспрессионизму>, названному так по аналогии с Германией. Однако первая выставка (август 1920) отдавала дань кубизму и парижской школе. Главной приметой послевоенного периода было желание придать кубизму больше экспрессивной силы, как преждестремление придать цвету большую экспрессию чувств и ощущений. Социальный аспект у фламандцев также присутствовал, но он был скорее деревенским, нежели городским. Лишь Пермеке придавал своим персонажам подлинную монументальность ( <Черный хлеб>, 1923, Гент, частное собрание; <Сторож охотничьих угодий>, 1927, Куртре, частное собрание). Жанровые сцены чаще появлялись в творчестве его сотоварищей (де Смет - <Жизнь на ферме>, 1928, Брюссель, частное собрание). Это увлечение фигуративностью, не свойственное экспрессионизму, сближало бельгийских мастеров с некоторыми зарубежными художниками (например, Леже во Франции и Шлеммер в Германии). Ван ден Берге вскоре воспользовался решениями, характерными для Магического реализма и сюрреализма (серия гуашей на тему <Женщина>, 1925). Гравер по дереву Франс Мазерель с редким постоянством

Дата публикации: 24-5-2010
Прочитано: 2121 раз
-  6  -
[<]1 | 2 | 3 | 4 | 5 |  6  | 7 | 8 | 9 | 10[>]