Поиск по сайту


       



Японизм

Термин, использовавшийся в последней четверти XIX в.
1893: <...японские художники подтверждают мою уверенность в правильности нашего зрительного восприятия>. Действительно, в живописи, как и в декоративном искусстве, художники, первоначально считавшие японизм одним из аспектов экзотического вкуса, теперь проявляют глубокий интерес к его эстетике, которая послужила источником возникновения и, одновременно, обоснованием новых художественных концепций. Клод Моне, один из верных поклонников японского искусства, видел в нем подтверждение своих пристрастий к светоносному колориту; его серии тополей, стогов сена, руанских соборов, несомненно, вдохновлены такими сериями, кай <36 видов горы Фудзи> Хокусая. Нельзя отрицать и связь <Кувшинок> Моне (Париж, музей Оранжери) с внутренним декором японских храмов и дворцов и, в частности, с павильоном, украшенным хризантемами, в Нисихонгандзи в Киото, копия которого была выставлена в 1910 в Лондоне, а в 1914 - в музее Гиме в Лионе. Художников следующего поколения японский эстамп привлекал своим примитивизмом и чистотой стиля, в котором нередко видели сходство с лубочными картинками. Гоген и художники его круга переняли у японских мастеров контурный рисунок, яркие локальные цвета, отсутствие перспективы, декоративный характер криволинейных мотивов (стебли растений, волны) и большие диагональные композиции. У Гогена есть и прямые заимствования из Хокусая, например, фигуры Иакова и ангела из <Видения после проповеди> (1888, Эдинбург, Нац. гал. Шотландии). Пуантелизм Сера также имел свой японский источник; в архиве Синьяка был найден набросок японского декоративного мотива (возможно, эскиз кимоно), линейный орнамент которого и послужил образцом для фона знаменитого <Портрета Феликса Фенеона> работы Сера (1890, НьюЙорк, частное собрание). Все это доказывает, что не только эстампы направления <укие-э>, но и картины, декоративные элементы и даже трафареты из коричневой бумаги, служившие для набивки рисунка на ткань (Париж, музей Декоративного искусства) - ввели в европейское искусство совершенно новый репертуар средств и мотивов. Во многом Ар Нуво вообще нельзя понять вне контекста японизма; достаточно вспомнить, что Бинг - в Париже, МейерГрефе - в Берлине и Париже, Либерти - в Лондоне, Тиффани - в НьюЙорке - все они обращались к японскому искусству, прежде чем посвятить себя Ар Нуво, стилю, порвавшему с традицией академизма и иерархией жанров. Здесь необходимо упомянуть технические эксперименты граверов. В офорте и цветной печати они пытались подражать эффектам японской ксилографии (Мэри Кэссетт, Боннар, Анри Ривьер, Орлик). Нужно также сказать о книжной иллюстрации (Бердсли, Бредли, Отто Экман), искусстве плаката (Грассе, Де Фер и, особенно, ТулузЛотрек) и, наконец, о художниках, посвятивших себя промышленному искусству (Ван де Велде) и ремеслу (в частности, группа <Наби>). Боннар, прозванный <очень японским наби> ( ), Вюйяр и, может быть, Брейтнер особенно глубоко разрабатывали орнаментальные мотивы, отныне завоевавшие всю плоскость картины. Японизм проявлялся также и в монограммах, имитирующих японские иероглифы (Уистлер, ТулузЛотрек, Стейнлен, Морис Дени). Растущий интерес архитекторов

Дата публикации: 5-8-2010
Прочитано: 2565 раз
-  4  -
[<]1 | 2 | 3 |  4  | 5[>]