Поиск по сайту


       



Ориентализм

Восхищение Востоком
палитра, густые цвета точно передают светотеневые контрасты и пестроту лохмотьев. Марила пишет виды Ливана, Сирии, Египта - с тонкостью и изяществом, которые не портят даже резкие локальные тона. Наконец, Шанмартен увлекается бурными уличными сценами. С подобным же энтузиазмом Делакруа берется за освоение Магриба. В 1832 он участвует в миссии графа де Морне и посещает Танжер, где остается на долгое время, Оран и Алжир, где художник открывает для себя иератичный мир гаремов. Он был поражен старомодным благородством мавров, пестротой одежд, изяществом всадников и беспрестанно работал над эскизами и акварелями. По возвращении в Париж, переполненный впечатлениями, Делакруа пишет несколько своих самых знаменитых полотен - <Алжирские женщины> (1834, Париж, Лувр), где в пылающей цветовой гамме переданы его сильные и меланхолические чувства, <Еврейская свадьба в Марокко> (1841, там же) и великолепный портрет султана Марокко (1845, Тулуза, Музей изящных искусств). Завоевание Алжира привлекает туда Доза, Раффе и Ораса Берне и облегчает последующее освоение художниками Магриба. Но главной трудностью художников было найти модели для своих картинпозировать соглашались только евреи. Основным источником вдохновения оставалась улица, ее живописность, красочность прославили Теофиль Готье и Гонкуры. Фромантен в своих воспоминаниях описывает уличную суматоху и с любовью изображает ее в изысканной гамме серых и охристых тонов. Шассерио был более очарован томной грациозностью константинопольских женщин, а Анри Реньо вдохновлялся романтизмом солнечного знойного света. Если Констан и Кларен в изображении гаремных сцен еще вдохновлялись действительностью, если Константен Гис исполнил в Турции натурные этюды и карикатуры, то Диас де ла Пенья интересовался только свободной передачей восточной атмосферы. Жером также несколько раз путешествовал на Средний Восток и привез оттуда большое собрание документов, вдохновивших его на создание произведений в духе педантичного реализма. В это время ориентализм замкнулся на привлекательных, но преимущественно банальных сценах: Эдуен, Теодор Фрер и Турнемин заимствуют у Декана его особую пастозную манеру и сверкающие световые эффекты или обращаются к педантичности Жерома. Тогда же, несмотря на сияющий лиризм Флобера и безысходную меланхоличность Лоти, такие критики, как ТореБюрже, Шарль Бланк и, особенно, Кастаньяри резко нападают на концепцию ориентализма и его средства. Однако художникиреалисты находятся в постоянном поиске объективного видения: Деоданк изображает грубые нравы Марокко, Гийометоскливую нищету, а Леон Белливеличие кочевников. Лебур, Сеньемартен и Ренуар находят в северной Африке новый импрессионистический источник вдохновения. Если Зием изображает сказочный Константинополь, пронизанный необычным золотистым сиянием, и посещает Цейлон, то Альбер Бенар открывает Индию и новые темы для своих живописных фейерверков. Но это был уже конец ориентализма, поскольку хотя фовисты и

Дата публикации: 4-8-2010
Прочитано: 1967 раз
-  2  -
[<]1 |  2  | 3[>]